Об этом сайте

Отец знает,
Отец любит.
Никого он не погубит.
В круге духовном наставляет,
на корабль белый сажает,
в золотую трубу трубить заставляет.
На Голгофу снаряжает,
в Царство света отсылает.

Христоверческая песнь составленная автором по древним оригиналам

Аннотация

Солнечные христоверы. Пришли из вышних миров, не знающих зла. Верили не в дистантного, тысячелетней давности Христа, а в сходящего и вотеловляющегося.

Сколько ни появлялись белые корабелы в истории – их истребляли. ‘Охота на ведьм’, крестовые походы, конкисты и геноциды… Пополнялась чаша мироточивых мучеников. Но мера исполнилась!

Спустя 30 тысяч лет они возвращаются на Белых Кораблях – белые старцы от Бел-Бога непорочного, Отца нашего любящего, доброго.

Наши прекрасные братья впервые открывают человечеству Христа Солнечного. Величайшее откровение богочеловечеству: Христос величиной от неба до земли, видимый во внутреннем, умноженный в 144-х внутренних храмах и белых палатах!

…И был я восхищен в Мистическую библиотеку Царя Небесного. И была мне открыта в жемчугах и золотом обрамлении Книга Помазанников – история и премудрость христов и богородиц, сходивших в мир. Постоянно обновляется Неподъятная Книга (поднять ее не может рука человеческая). Именам помазанников и помазанниц несть в ней числа!

Иоанн Богомил, 10.04.2018

Архетип доброты

‘Народные христы’ – книга о любви. Потому труд отца Иоанна – на все времена.

Здесь есть Путь. Иоанн Богомил сначала прошел его сам – путь христовера – и изложил в книге нам, всем, кто призван услышать голос Премудрости.

Когда читаешь слово помазанника, начинаешь говорить его словами, мыслить его образами. Иначе нельзя – в словах запечатлен свет и он отражается в сердце.

Отец Иоанн написал, а точнее записал продиктованное свыше. ‘Народные христы’ назвал свое философско-религиозное откровение. Кто откроет и вчитается, тот поймет, что Слово животворит и открывает истины, с которыми родился, но которые еще не увидели свет, не открылись тебе.

Автор объясняет, кто же на самом деле христы, через тайну креста. ‘Чем ниже спускаешься (опустят), тем выше поднимешься (восхитят). Соловецкие христы прошли через дно адово. Подобного на земле не знали никакие времена. В эпоху самых репрессивных режимов даже предположить нельзя было подобного изуверства и издевательства над людьми. Зато какова искупительная сила!’ И ‘цель пути – стать христом действием Святого Духа’.

Народ делает свой выбор: ‘Народ, сравнивая огненную благовестническую веру хлыстов с церковной мертвечиной, делал выбор в пользу духостяжателей. Ортодоксам оставалось только клеветать, гнать и ненавидеть’.

Отец Иоанн, на своем пути познавший всю ненависть волков, покрывшихся овечьей шкурой, расписанной богословскими проповедями, взывает ко всем, кто решится взойти на ведомый им Корабль: ‘Не надо истины наполовину! Коли затронул последнюю архетипическую струну – изволь ничего не бояться, хотя бы и смерти. Бог Добрый видит и в свой час прославит того, кто умирал за истинную веру, славя Доброго Отца’.

Да поймут страждущие: ‘Истинный христианин – сектант. Не причастен к институциональному дракону. Чужд петровой иерархии, этой старой проржавевшей пиратской барке под флагом с изображением черного креста, черепа и костей на фоне моря крови. Зато с ним – Зороастр и Будда, Христос и Мани’.

Далее автор с точностью провидца определяет срок жизни истинного учения, пока его не ‘прихватизирует’ власть тьмы. Как говорил персидский пророк Мани: ‘Церковь есть помазанник, его окружение и еще максимум два-три поколения. Дальше – фарисейские клещи, вырождение живого в виртуальное, ритуальное, деревянное. То, что в официальных кругах именуют церковью – секта, искажение учения помазанника. Что именуют сектой – церковь живого Христа’.

Как разобраться, кто есть истинный Христос, когда именем его творились и творятся на земле страшные злодеяния?

‘В сумасшедшем этом мире истина вывернута наизнанку… Инквизиторы подчеркивают в своих писаниях: Христа хлестали. Выходит, и они в хлыстовского Христа верят! И они хлыстовские христы, но особые, озверевшие в злобе…’ ‘Государственная церковь фатальна для власти и для себя самой как продавшаяся Зверю. Союз их обречен: та и другая разлагаются и исчезают’.

Но Бог не оставляет людей: ‘От исихастов идет традиция стать богом по благодати. Дивный мост, перекинутый от человека к Богу: не по природе божество, по благодати усвоенной! А чтобы облако благодати не покинуло – служи ближним. Проповедуй в миру, в пустыне. Не бойся ни ареста, ни страданий. Дух Всеблагой укрепит’ и дает им в научение слова о Иоанна:

‘Чтобы сочетаться брачными узами со Христом, необходимо очищение, предуготовление, отречение от земного. В мире глухо шумит мельничное колесо зла. А исихия – спокойствие-тишина-уединение. Покой добра.

Зло отводит от доброго Бога. Прежде должно утихнуть, счесть себя непричастным злу. Божество познается в состоянии глубокого покоя и победы над темными страстями. Непреодоленное зло мешает познать Божество’.

Старцы-созерцатели говорили: ‘Совесть не велит ходить в церковь. Понятно, в церквах служба, расписано красиво… но внутри-то меня церкви нет. Что толку посещать ваше молитвенное с клиросом райское угодье, когда Христос во внутреннем не поселяется? Надобно храм внутренний построить!’

О простоте Премудрая Богородица несказанно говорила: ‘Чем больше любишь, тем проще становишься. И чем нарциссичней, тем туманней и обольстительней’.

Служить доброй Матери и доброму Христу призывает Иоанн Богомил: ‘Христа сочли первым врагом Израиля и распяли за то, что отрицал еврейского бога. За это следует смертный приговор самого жуткого порядка, анафема четвертой, пятой степени (херем) и казнь. Христос был великий помазанник, пришел от другого Бога и бесстрашно проповедовал другого Отца, чтобы спасти человечество’.

Надо смыть черноту со слова ‘сектант’: ‘Среди сектантиков – доброта, братство, теплота, любовь. Божия Матерь среди них. В каменных храмах – отчуждение и страх, смешанный с любовью. Нечто несуразное и немыслимое, учитывая евангельское ‘любовь побеждает страх’.

Какой чистоты открытия делает помазанник! Только через них можно увидеть свет. О Иоанн указывает людям путь принятия Христа: ‘Смысл ночных радений – достигнуть экстатического состояния, при котором душа-дева готова принять Христа. Человек выходит за пределы земной ограниченности. Как Бог становится больше себя, став человеком, человек, становясь больше себя – экстатируя, трансцендируя, превосходя себя – становится христом’.

Путь ко Христу пытались указать с приходом Христа – две тысячи лет назад, разные источники от учеников Христа до больших церквей, выросших из слияния учения с властью. Но под прикрытием истин царствовало коварство, умножающееся ради земной корысти.

‘Религиозный популизм, церковное сводничество с властями ведет к печальному следствию: деградации Духа. А не животворит Дух Святой – и земля, некогда цветущий оазис, превращается в пустыню’.

То же случилось на Руси? ‘Святая Русь пребывала в благоденствии, пока темные силы не нашли лукавый ход и свет славяно-теогамической Руси, какой ее увидели Богоматерь и Христос с Соловьиной горы, стал постепенно блекнуть’.

Помазанник открывает истинный лик Христа, и имя его – Доброта: добрые мысли – добрые уста – добрые дела. ‘Учение оригинального Христа сводилось к необходимости 1 понести крест агнца и 2 стать христом… Любовь превосходящая, чтобы хватило любить врагов. Доброта всевмещающая, чтобы всем существом воспротивиться любой форме зла’.

‘Доброта ценна не природная, а духовная – несказанная доброта доброго Бога, которую должен стяжать человек, ясная (от Ясны)… Освободись от любых форм зла, чего бы ни стоило – и станешь добрым человеком!’

В веках останется не житейская, не философская, не религиозная мудрость, а духовная, которая позволит сохраниться человечеству. Это ценно в мыслях блаженного Иоанна.

Как просто! ‘Кратчайший способ облегчения греховной чаши – принести обет не творить зла ни при каких условиях. Разум дан человеку, утверждал Христос, чтобы осознать как глубоко зашла его болезнь, как часто соглашался с откровенным злом, не видя в нем потенциальной беды’. И одновременно как недостижимо высоко! ‘Человек должен стать богатырем-героем, но не бряцая оружием, а один на один в чистом поле побеждая тысячеглавого змея мирового зла’.

Сколь невыразимо трудные ступени должен преодолеть человек, последняя из которых – божество!

Автор приводит глубокую мудрость. ‘Старец Данила Филиппов учил: ‘Не имею в себе земного начала, чем призван просветить земнородных’ и продолжает ‘Крест Христа посилен единицам’. ‘Воскресение христоверы видели не как перспективу будущего – искали воскреснуть в настоящем. Смерть понималась как освобождение духовного тела от душевного. Цель пути – воскреснуть при жизни (!), стать христом’.

Путь ко Христу пронзительно указывают слова Данилы Филипповича: ‘Своей воли не имею. Во мне Христоc’. И как открывается путь старчества на Руси! ‘Народ благоговел перед духовными, противопоставляя их темным колдоватым сачердотам. Ни светские, ни церковные князья не могли противостоять старцам. Неслыханным могуществом сходил на гонимых Сударь Дух Святой брачночертожный! Чем больше гнали ‘раскольников’, пытали, сжигали в срубах, тем больше расцветало на Руси христоверское старчество и подвижничество. Перспектива стать живым, непрестанно рождающимся Христом вдохновляла сотни тысяч’.

Глубоко исследуются и слагаются в учение понятия духовная смерть и духовное воскресение: ‘Девство – первый обет Христу и Божией Матери по ‘воскресении’. Избегать плотских связей, нести послушание у старца, блюсти пост, нарушение которого провоцирует темные страсти. Огненная ревность – первейшее качество на пути. Теплохладные не достигают высоких духовных ступеней’.

История староверчества предстает перед нами в истинном свете: ‘На небесах много христов. В каждой круговерти – свой христос, своя богородица. Пребывают в духовном мире и согласии как положено в добрых мирах’.

Заповеди их земного бытия просты: ‘Христоверы не знали амбиций, борьбы за власть. Отрицали войну, насилие. Искали совершенной гармонии, аурветада со всем творением. Согласие в христоверских кораблях – следствие сознательного соблюдения уставов Универсума, жизни по заповедям Духа Святого, которые подаются свыше и усваиваются совестливой душой. Усвоенный в полноте совестный миропорядок дарует мир. Мир в мире’ и ‘уходят конфликтность, зависть, темные мысли, соревновательность, греховное естество… Вершина пути: не верить, а жить, как жил Христос’.

Жить для спасения жизни мира – смысл христоверчества. Добрыми называют способных отвечать на зло беззлобием. Пойми это каждый, и мир станет божиим. Неслыханная простота – путь к чистоте мира. Непорочное зачатие не имеет никакого отношения к возобновлению плоти – только Духа. Только любовь может победить смерть: ‘‘Не ‘смертью смерть поправ’, а любовью победив смерть. Единственно Минне может победить смерть’’.

Народная премудрость – чистый ключ. Не напился из этого источника – не создал ничего. ‘Все беды оттого, что другая власть, помимо любви претендует на управление человеком’, – пишет о Иоанн. И власть эта только и зациклена на сохранении власти.

Увести человека от земли – превратить его в раба.

‘Духовные поиски Льва Толстого привели к тому, что начал пахать землю. Земля – мощевая хранительница архетипа. Возделывание земли делает человека способным различать добро и зло по-настоящему, а не химерически, как предлагают мимикрирующие под христианство религиозные концепции. Погружают в пучину зла и думают, что делают добро’.

‘Русский архетип – добрый Бог и реальные святые. Поскольку то и другое запрещено, искусство становится единственным способом выражения духовности…’

Искусство сделано ширмой, за которой можно спрятать и добро, и зло. Но зло прятать выгоднее, потому будем осторожны с понятием искусство. Немногословный ныне, удалившийся от мира художник и мыслитель В.А.Мороз на вопрос: ‘Почему ты не рисуешь? Ведь ты служил искусству всю свою жизнь’, – ответил: ‘Я разочаровался в искусстве. Люди принимают искусство за Бога и служат не Богу, а искусству’.

Царство добрых людей есть! Отец Иоанн рассказывает о людях земных, прошедших путь мучеников – светлых чистых добрых настоящих христов. Они вне времени. Царство их вечно. Укрепить дух тех, кто идет следом, кто позволит себе дерзнуть – призвана эта глава.

Люди! Одумайтесь, очнитесь, прозрейте. Не будьте неблагодарными, ведь жизнь на земле существует еще потому, что были на ней души светлые, несущие огонь доброты – доброго слова и доброго дела. ‘Время подводить итоги и отбросить ложь, в том числе самую ядовитую – историческую’.

Как под тысячелетними эверестами лжи разглядеть зерно добрых всходов? ‘Христоверы не боялись зверя церковного-светского и шли как христы на Вторую Голгофу свою соловецкую. Терпели про себя. Начинали с плача, потом приходили в чувство: что ж это я саможалостливый! Пора научиться радоваться в скорбях… Научались не бояться смерти. В смиренномудрии достигали неслыханных высот, каких ни один старец в миру или в пустыне не мог достичь’.

Просто, ясно и небывало ранее говорит о.Иоанн: ‘Крест – это когда никто не поможет. Бог не поможет. Богородица не поможет. Поможет… тем, что не поможет (!). Отсутствие – более высокая степень присутствия. Пустыня – более высокое обитание на небесах. Прошли пустыню и восхитились на более высокое небо, чем прежде.

Достичь беззлобия трудно. Победить опытно насилие, убийство, ложь, осуждение, гневливость, страстность, похоть, лицемерие, чем мир живет. Доброта не нравственная только – онтологическая категория бытия’.

Крестный путь христоверов проходил через столетия гонений и преследований. Но в мясорубке зла чистый не озляется, а умножается в добре. Не понять владыкам и их пастве, что ‘чем чище подвижник, тем дольше обитает в нем Христос. Тело как бы есть – и нет. Оттеснено световым, духовным. По водам ходить могут, по снегу босыми ножками, в огонь ступить. И пытки им не страшны. Вроде в теле, а духом на небесах’.

Божия Матерь устами своего избранника говорит о Льве Толстом как о русском христе: ‘Как любил народ Льва Толстого! Толпа облепляла перроны, когда пассажирский поезд со Львом Николаевичем проезжал мимо небольших станций. На вокзалах приветствовали: ‘Здоровья вам, Лев Николаевич!’ И не обращали внимания, что Великий Старец путешествует в вагонах третьего класса, где духота и людей битком…

Многие в народе образ Льва Николаевича ставили на божницу рядом с образом Царицы Небесной. Видели в нем архетип русского отца-батеньки’.

Так сказать о гонимом по сей день и анафематствованном писателе – подвиг! Но были всегда в России подвижники. Ими славна Церковь Невидимая.

Фундаментом истории христоверов становятся главы ‘Религиозно-гражданская война за христоверческую Москву’, ‘Живые мощи’. Как ни старались иезуиты, народная духовность, сжимаясь как шагреневая кожа, становилась только сильней. ‘Волны архетипа накатывают и сметают искусственные привнесения’.

‘Война зла в лице церкви и государства против добра в лице народной духовности и древнейших архетипов’ – война зла не останавливалась ни на минуту, а победа зла как в обратной перспективе все дальше и недоступней. Причина понятна – злом не побеждают. Зло обречено на самовырождение.

‘Как объяснить духовную войну, противостояние добра и зла? У зла своя черенбоховская кухня: насилие, ложь, гипноз, магия, страх, толпоэлитарная модель презрения к человеку. У добра: чудотворные жемчужины, созревающие в глубине народа-богоносца – раскрывающиеся в нем христы и богородицы, зороастры и мани. Честь и слава народу, выигравшему в противостоянии национальному и мировому злу! За таким будущее, за ним пойдет мир. Свет с Востока!’

Почему же институциональный зверь не может поглотить тысячи русских христов? Просто и глубинно объясняется это бессилие в книге: ‘Что-то доброе в крови нашего народа. Глубоко архетипическое. И не два только христианства (петрова и иоаннова ветви), а двадцать два! А христов – еще больше, чем христианств. Как так? Скажу: добрые боги никуда не ушли’.

Будущее мира – доброта, братолюбие, человеколюбие, братство. ‘Зло побеждается, когда добрый человек отказывается от власти и собственности. Зло испаряется, а человек добреет на глазах. Отказаться от власти = признавать только одну власть – любви’.

Словно колокол звучит голос Иоанна Богомила в главе ‘Доколе?’: ‘Люди, одумайтесь и не становитесь в очередь тех, кто дует на Светильник духа’. Как миру без светильников?

Высоко и просто заканчивает автор свою духом написанную книгу ‘Народные христы’: ‘Слава вам, русские богородицы! Слава вам, иберийские жены-мироносицы! Слава вам, парфянские мученики и мученицы! Слава вам, славянские богатыри да ирландские девственники-рыцари! Слава вам, народные христы и богородицы нашего отечества! Вами поныне святится земля, и отсрочиваются три дня мрака’.

Анна Годик, журналист

Достоверное происхождение сакрального христоверия

Предисловие автора

Христоверие – вторая после Соловьиной горы1 жемчужина из духовной кладовой человечества, перешедшая от славянских успенцев в европейский катаризм в IX–X веках. Святая гора Соловьиная – гора христов-рыцарей и дев – взрастила Древо Архетипов для всего человечества. Ее следы и печати – в странах Европы, Азии, Америки. С III века Святая гора пришла (ходит, движется!) в Тархтарию – и расцвела духовность христобогородицеверия.

Путь Христа универсален как непреложный Золотой устав Доброго Универсума и предполагает четыре ступени:

  1. крест Адама – умереть миру,
  2. родиться свыше, заручившись печатями девства и преображения естества,
  3. принять и разделить крест смерти Христа: гонения, стрелы, страстное, при котором многократно умножается благодать,
  4. на земле воскреснуть в христовом теле, достигнув ступени бессмертного жениховства Соловьиной горы. Брачночертожный период.

Русские и европейские христы достигали четвертой ступени обожения, становясь богами. Вокруг них складывался корабль, мчащийся по новому морю в Светлоцарствие, в золотую страну христов и богов, в обители бессмертных, пастухов, пастушек, царей мелхиседеков, духостяжателей, мудрецов и волхвов. Знак ее – Крест Жизни Христов.

На Святой горе основоположник христоверия (русского тамплиерства) старец Капитон сподобился сошествия облака, полноты Святого Духа. Человек при великом знамении избранничества становится святодуховской обителью. Дух сходит как жених, объемля невесту. Цель помазанника – достичь брака и полного слияния со Святым Духом, дабы проницал все естество, земные и бессмертные тела помазанника-христа. Так учил Капитон первых последователей.

Великий Данила Филиппов полагается отцом русских христов, Богом Саваофом. Никто из его чад, наследующих по цепочке христову благодать, не именовал себя отцом.

Дух Святой открылся старцу на горе Городине. Собор из сорока одного старца собрался со всей Руси по зову Царицы Небесной и Духа Святого. На их лицах была великая скорбь: при Иосифе Волоколамском старчество предали геноциду, в Россию начали проникать элементы римского католицизма. Святой Дух отступил. Ларец Архетипа был утерян. Россия погибала. В слезах старцы возносили молитву к Отцу Небесному с просьбой ниспослать помазанника для спасения отечества. Данила во время молитвы на три дня восхитился в облако Царства небесного, объятый хвареной. Собеседовал с русскими богами, христами, бессмертными, богатырями и старцами. Впервые в русской истории ему открылся мистический собор Святой Руси, солнечный Отец Сварог-Ахурамазда, Рыцарь Великий на белом коне великолепный и прекрасный. И было сказано старцу:

‘Иосифлянство объявило войну старчеству,
подвергло его геноциду.
Обрекло на рабство от врагов и гибель.
После тебя, Данила, бога воинств Саваофа,
придет сын-спаситель, близнец Иисусов
Иван Тимофеевич Суслов,
и Россия сохранится еще на долгие времена,
несмотря на смертельные укусы дракона.

Иосифляне – прямые агенты Рима. Предали забвению Духа Святого Жениха. И загоревала, затосковала невеста.

Начни с противоположного: НИ ВО ЧТО ПОЛОЖИ КНИГИ, ТРУДЫ, РИТУАЛЫ, КАНОНЫ И СМЕРТОНОСНУЮ ПЫЛЬ, ИСХОДЯЩУЮ ОТ НИХ ВМЕСТЕ С ПОХОТЬю, ЛОЖЬЮ И ЛУКАВСТВОМ. Дух Божий Брачночертожный стяжай, духосветоположения удостойся, престола Духа Всеблагого Божия, Жениха брачночертожного, сходящего на невесту – душеньку божию, новию2 брачночертожную’.

Царица Небесная на Соловьиной горе вручила Иоанну и Андрею связку из двадцати Золотых Ключей для СПАСЕНИЯ МИРА (те самые, что катарские имморталы преподнесли вашему покорному слуге в 2006-м в пустыне Перпетузы по втором обращении3 со словами: блажен и благословен тот, кто откроет ими двери Царствия еще в земные дни). Впоследствии ключи перешли к Даниле, он передал связку Ивану Тимофеевичу Суслову, а тот – Прокофию Лубкину. От Лубкина перешла ко христу-братцу Иоанну Белому и далее – Акулине Ивановне и Кондратию Селиванову.

На земле идет брань двух Универсумов – белого и черного, светлого и темного. За Светлым стоит добрейший Бог-Солнце. За Черным – дракон, одна из характерных форм которого – библейский Иегова-Элогим. Два несовместимых мира. Их можно свести к противостоянию добра и зла, но на каждой стороне своя логика, аргументы, благовестники и способы убеждения.

На стороне сил добра – духоносцы, духостяжатели, христоверы. За ратями злых – фарисеи, имперские чиновники римской модели, астрологи и космисты. От человека зависит, какую сторону он примет.

XVIII век – кровавая голгофа божиего народа… наработала великий крест смерти и воскресения. Старцы вернутся. Совершится всеобщая третья ступень восхождения. Соразделение агнчего креста Христова перейдет в четвертую ступень – торжество собора русских христов и богородиц по всему миру. Откроется надмирный солнечный собор Христа, Божией Матери и их прямых наследников.